Четверг, 12 Май 2016 16:16 Версия для печати

Экология Запорожья: первые газоочистки, зарубленные проекты и полная бесконтрольность

Оцените материал
(0 голосов)

Около месяца назад "МИГ" рассказал о том, как нерационально у нас в городе и области распределяют и расходуют бюджетные "экологические деньги".

С одной стороны, по словам самих экологов, выделяемых средств слишком мало для того, чтобы в срок выполнить хотя бы самые неотложные мероприятия по охране окружающей среды. С другой – даже из той малости, что есть, большая часть денег остается почему-то неосвоенной. В итоге уже утвержденные экопрограммы из года в год проваливаются.

Несмотря на серьезность и общественную значимость поднятой темы, власти полностью проигнорировали публикацию. Зато активно откликнулись читатели. В их числе и достаточно известные в Запорожье люди, стоявшие у самых истоков экологического движения в нашем городе – кандидат технических наук, член- корреспондент академии МАНЭБ и один из разработчиков первых газоочисток для запорожских металлургических предприятий Валерий Осипенко [ныне заместитель гендиректора НВП "Днепроэнергосталь"]; а также Александр Ткалич, занимавший в 90-е прошлого века впервые созданный тогда пост заместителя городского головы по вопросам экологии [ныне технический директор "Днепроэнергостали"]. Они рассказали "МИГу" о том, с чего все начиналось, какие природоохранные проекты стали новаторскими, а какие так и остались лишь мечтой и что уже сейчас можно сделать для более успешного решения экологических задач.

“Все начинали с нуля...”

Валерий Осипенко [В.О.]: “Я помню, что в 60-х годах, если одновременно запускали три-четыре мартеновские печи, то город полностью накрывало едким рыжим смогом. И так было везде, где работали металлургические заводы. Экологическая ситуация стала настолько катастрофической, что в 1967 году правительством было принято решение создать в Харькове институт "ВНИПИ Черметэнергоочистка", а чуть позже появилось его подразделение в Запорожье, которое поручили возглавить мне [ныне это НПП "Днепроэнергосталь"]. Главная задача нашего подразделения состояла в реализации природоохранных наработок института для предприятий черной металлурги. Начинали с чистого листа, поскольку технических решений, как очистить промвыбросы, еще не было. Определенные результаты появились лишь через пять-шесть лет. И примерно тогда же, совместно с "Запорожсталью", нами были разработаны и внедрены в производство мокрые газоочистки. Они до сих пор используются на мартеновских печах. А на аглофабрике всего лишь два года назад три агломашины перевели на более эффективную сухую газоочистку [тоже, кстати, наша разработка], а на трех еще осталась мокрая. Мокрая газоочистка, безусловно, имеет свои недостатки, так как в результате образуется загрязненная вода. Наглядный тому пример – наша Красная речка. Но на тот момент других технических решений еще не было. Понадобились годы работы, испытаний, экспериментов, чтобы сделать следующий шаг в решении этой проблемы. И в конце концов нам удалось создать действенную систему сухой очистки – в том числе и доменных газов.

Было у нас и множество других новаторских разработок – не только по очистке воздуха, но и промстоков, а также по использованию вторичных энергоресрусов. Многое внедрили на запорожских предприятиях [например, системы испарительного охлаждения, благодаря которым "Запорожсталь" может обеспечивать часть районов города горячей водой], другие проекты нашли применение по всему СНГ и в странах дальнего зарубежья. Но, если честно, то раньше с внедрением природоохранных разработок было проще, особенно в родном городе. Больше было взаимопонимания как с производственниками, так и с властью...”

“Депутаты исполкому расслабиться не давали”

Александр Ткалич [А.Т.]: “Раньше на каждом крупном промпредприятии был заместитель главного инженера по вопросам экологии. До начала 90-х я занимал такой пост на заводе "Днепроспецсталь". Сейчас на заводах эту должность упразднили, оставили в лучшем случае небольшие экоотделы – как зонтик для прикрытия”.

– А как вы стали заместителем мэра?

А.Т.: “В 1993 году в Запорожском горисполкоме впервые ввели должность заместителя городского головы по вопросам экологии, и меня пригласили занять этот пост. Я согласился. Передо мной поставили четкую задачу: прежде всего найти решение, как снизить объем неорганизованных выбросов на металлургических предприятия. Это было колоссальной проблемой”.

– И с чего начали?

А.Т.: “Прежде всего заручился поддержкой депутатского корпуса. Тогда комиссия по экологии в составе Марины Чернышовой, Тамары Огородовой, Виктора Каперко и других умела держать исполнительную власть в постоянном тонусе. Именно с их подачи впервые обнародовали шокирующие данные об уровне заболеваемости в Запорожье, связав это с неблагополучной экологией. Был создан экологический совет, постоянно проводились выездные заседания непосредственно на заводах. И благодаря такой настойчивости нам немало удалось сделать. Например, наряду еще с тремя городами [Кривой Рог, Днепродзержинск, Мариуполь] добились участия в эколого-экономическом эксперименте. По его условиям обязательные экоплатежи запорожских заводов черной металлургии разрешили полностью оставлять на самих предприятиях, но при этом направлять их исключительно на решение экологических задач и отчитываться за каждую копейку. А задачи эти утверждали мы вместе с депутатами. Таким образом средства не распылялись, не пропадали где-то в Киеве, а шли на улучшение экологии в Запорожье. К сожалению, через три года эксперимент без каких-либо объяснений прекратили...”

– А как расходовались средства экофонда?

А.Т.: “Тогда не было таких солидных поступлений, как в последние годы. Мы получали порядка двух, может чуть больше миллионов гривен в год. Разумеется, осваивали их до копеечки. Если бы у нас были таки суммы, как поступают в экофонд сейчас, сколько можно было бы сделать! Меня до крайности возмущает тот факт, что сегодня большая часть уже выделенных на экологию денег не используется в срок”.

Похороненные проекты: ни завода, ни мониторинга

А.Т.: “На мой взгляд, одним из главных факторов, мешающих осуществлению даже самых замечательных планов, является отсутствие элементарной преемственности во власти. Пришел, к примеру, человек в горисполком с грандиозным проектом – рассказывал, доказывал, убедил. Потом массу времени и средств потратил на оформление документов. А тут смена власти в городе, пришла новая команда, и все, что было до нее, моментально отправляется на свалку. Для примера можно вспомнить проект по строительству на полигоне ТБО завода по термической переработке бытовых и промышленных отходов, который с конца 90-х прошлого века по сей день пылится где-то на полках УКСа горисполкома...”

В.О.: “Этот проект прошел полную экологическую экспертизу и у нас, и в Киеве. Выбросы по всем 84-м ингредиентам были значительно ниже допустимых концентраций. Для того, чтобы выделили деньги на строительство, оставалось Запорожскому исполкому лишь подать заявку в Киев. Но тут поменялась власть, и заявку так и не подали. И что мы имеем сегодня? Переполненные мусорные свалки и необходимость выделять под отходы все новые и новые десятки гектаров пока еще чистой земли”.

А.Т.: “Еще один крайне важный для Запорожья проект, который так и не воплотили в жизнь, касался лазерного экологического мониторинга. Суть его в том, что лазерный луч с заданной периодичностью простреливает воздушное пространство над промплощадкой, тут же считывается ответ и выдается результат: что выбрасывается в атмосферу и в каком количестве. А по ингредиентам элементарно вычисляется, от какого завода эти выбросы. Предполагалось даже подавать эту информацию на электронное табло в режиме онлайн. Но до дела так и не дошло. Что же касается тех приспособлений для фиксации объема выбросов, которые сейчас цепляют на заводские трубы, то это полнейшая глупость. Они в принципе не могут дать объективной и полной информации”.

Даешь контроль и ответственность!

— И что, по-вашему, нужно сделать для более эффективного решения экологических проблем в городе?

В.О.: “Первым делом восстановить внешний контроль за предприятиями-загрязнителями. Что это за проверки такие, о которых инспектор должен предупреждать за три недели? Нонсенс! У меня было удостоверение всего лишь общественного экологического инспектора, но и оно давало полное право приходить на предприятие с проверкой в любое время суток, без предупреждения. И это правильно!

Далее. Мнение горожан о том, что заводы в выходные дни отключают газоочистное оборудование, ошибочно, подобное невозможно сделать чисто технологически. Другое дело, что в условиях бесконтрольности газоочистное оборудование нередко эксплуатируется с нарушением заданного режима. Я вас уверяю, если все оборудование будет работать в оптимальном технологическом режиме, горожане сразу почувствуют, насколько чище станет воздух в Запорожье. Именно на эту проблему следует обратить особе внимание, тем более, что для ее решения не потребуется денег”.

А.Т.: “Полностью согласен. Хочу лишь добавить, что нынешним депутатам из комиссии по экологии нужно быть более активными и пробивными, действовать смелее вместо того, чтобы во всем соглашаться с исполнительной властью. А при использовании денег из экофонда самым строгим образом спрашивать с ответственных лиц за каждую не освоенную гривню. Ну и еще не лишним было бы провести ревизию тех проектов, которые не один год пылятся в недрах УКСа или в кабинетах исполкома. Там можно найти много полезного”.

Беседовала Светлана ШКАРУПА, фото Сергея ТОМКО

  


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Перепечатка материалов в сети только с прямой гиперссылкой на http://www.mig.com.ua

 


Прочитано 1980 раз

Последнее от Светлана Шкарупа



А вы что думаете?

Спасибо за Ваш комментарий, он будет опубликован после проверки модератором!




apple d

Свежий номер

Поиск

Система Orphus