Четверг, 11 Февраль 2016 15:42 Версия для печати

Переживут ли запорожские вещевые рынки 2016 год?

Оцените материал
(0 голосов)

 

На вещевых рынках – тишина и запустение.

Затянувшийся кризис, нестабильность курса валют и обнищание населения наиболее пагубно и разорительно повлияли на мелких предпринимателей-рыночников.

И в первую очередь на тех из них, кто торгует непродовольственными товарами.

Оно и понятно.

Еда как источник поддержания жизни всегда останется в приоритете.

Можно покупать меньше харчей, если упали доходы, перейти на более дешевые продукты, но совсем без них не обойтись.

А вот без новых брюк или сапог выжить можно.

Соответственно, чем беднее становятся люди, тем реже они заглядывают на вещевые рынки.

«Анголенко»: продавцов больше, чем покупателей

НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД, старейший запорожский вещевой рынок мало изменился: от центрального входа открывается все та же панорама множества торговых рядов, уходящих вниз и вдаль. Но уже через несколько минут ловишь себя на мысли – чего-то главного не хватает. И чем дальше продвигаешься в недра рынка, тем яснее осознаешь: сутолоки не хватает, толпы, людского гомона… А попросту – покупателей. Их тут почти не видно. Продавцы, чтобы не замерзнуть без дела, переминаются с ноги на ногу и развлекают друг друга разговорами. Иногда сходятся в группки, лишь издали поглядывая на свой товар.

Идем дальше – и новые открытия. Тут не только покупателей не встретишь, но и продавцы редкость. Под замком целые ряды торговых киосков. Совершенно безжизненными оказались и длинные анфилады «Пассажа» под полупрозрачной зеленоватой крышей.

– Как торговля? – интересуюсь у продавца шубами, самого что ни на есть актуального зимнего товара.

– Как у всех, – мрачно отвечает угрюмый и неулыбчивый мужчина. И добавляет: За несколько дней ни одной продажи…

– Все идут на продуктовый рынок, на нас уже денег не остается, – подключается к разговору еще один продавец, назвавшийся Валерием. – Как тарифы на коммунальные услуги подняли, так у нас пусто стало.

– А вы чем торгуете? – спрашиваю.

– Да хозтоварами разными. Ой, вы думаете, что только шубы да кофты не покупают? Все остальное тоже. Только при самой крайней необходимости приходят, если, например, шланг порвется или кран совсем уж развалится, что починить нельзя. И берут самое дешевое. Раньше, помню, если в день сто баксов не заработал, то ты просто лох. А что сегодня? Я за сегодня продал только кусок шланга за 20 гривен. И все. А уже 12 часов дня. При этом, заметьте, сам должен заплатить по всем статьям по полной, без скидок на отсутствие покупателей. А это только пенсионный сбор 460 гривен в месяц, а еще в налоговую, администрации рынка, охраннику и т.д.

У Валерия своя философия и свой, выстраданный жизнью, взгляд на нынешнюю экономическую ситуацию в стране:

– Когда в начале 90-х заводы стали останавливаться, тысячи людей выбросили на улицу. И никто о них не заботился и не спрашивал, как теперь им выживать. Выкарабкивались сами, кто как смог. Многие тогда за сумки – и в Турцию. Чего только не нахлебались! И рэкет, и взятки, и кредиты. Но выстояли. На это годы ушли, но все же более-менее встали на ноги. А тем временем наши правители государственные воровали, воровали, резали заводы на металл. А когда уже воровать стало нечего, снова на нас, простых людей, внимание обратили. Смотрите, говорят, мы их с голым задом на улицу, а они ожили! Давай-ка их налогами обложим, чтоб жизнь малиной не казалась. В итоге ситуация в стране сейчас тяжелейшая, я и не припомню такого кризиса, а налоги просто непосильные. Даже в лучшие времена мы столько не платили. И что теперь, опять к разбитому корыту?..

На неподъемные в сравнении с доходами обязательные платежи жалуется и предприниматель с двадцатилетним стажем Алла, которая торгует одеждой для беременных. Казалось бы, товар востребованный в любые времена, но даже им торговля идет крайне туго.

– Товар у меня турецкого и китайского производства, – говорит Алла. – Закупка идет на валюту, а курс доллара постоянно растет. Как тут выжить? Да и транспортные расходы тоже растут. Поездка на оптовый рынок в Харьков теперь обходится минимум в 400 гривен, в Одессу – в 700. Если раньше за товаром ездила по два раза в месяц и все успевала распродать, то сейчас в последний раз на закупку ездила лишь в сентябре прошлого года, и еще не все продала. Да и ехать за новой партией не с чем: что продали, все уже проели. И каждый месяц тысячу гривен отдай: 400 – за местовое, 120 – в налоговую, 460 – в пенсионный фонд. Вы посмотрите по рядам, сколько людей ушло. Не знаю, как будет дальше. Я бы тоже ушла, если б было куда. Да только женщины-работницы, “кому немного за тридцать”, нигде не требуются…

Администратор рынка Дмитрий Балабка тоже признает, что дела на «Анголенко» идут не лучшим образом.

– За год закрылось примерно 50 процентов торговых киосков, – говорит он. – В выходные сейчас работает не более тысячи ларьков, в будни – вполовину меньше. А изначально было 2800 торговых мест. Из-за того, что торговля не идет, предприниматели отказываются от своих прилавков. Буквально вчера пришел мужчина и написал заявление, что отказывается от ларька, который строил и устанавливал за собственные деньги. Просто бросил свое добро, чтобы долг за местовое не рос. Кто-то пытается продать свои киоски, да покупателей нет. Кто сюда пойдет? Многие отдают торговые места в аренду – по сути, бесплатно, лишь бы местовое платили...

Однако сама администрация рынка никаких мер для изменения ситуации, увы, не предпринимает, не считает это своей обязанностью. А ведь могли бы хоть в зимнее время, когда особенно тяжело идет торговля, не брать местовые с тех, кто вынужден закрыть свой торговый киоск из-за финансовых трудностей. Возможно, со временем торговля бы возобновилась. Но нет.

– А что мы можем сделать? – говорит Дмитрий Балабка. – Только одно: будут закрываться киоски – будем сокращать площадь рынка, чтобы меньше платить аренды за землю. А то городские власти тоже ситуацию не учитывают. Вот с января обещали вновь повысить плату еще на 40 процентов…  

«Вознесеновский»: остался один центральный ряд

Я еще помню те времена, когда на «Вознесеновском» было не протолкнуться от покупателей, а выбор товара был такой, что, пока обойдешь все ряды, ноги отвалятся. Сегодня же рынок представляет печальное зрелище. Покупателей почти не видно, а из многочисленных торговых рядов остался только центральный, и то не полностью. А вот все ларьки, расположенные в боковых рядах, просто на замке.

Одна из немногих, кто сумела пока не только сохранить торговлю, но и все пять торговых точек – предприниматель Людмила, которая специализируется на мужской одежде и обуви.

– Я тут с открытия рынка, с 1996 года, – говорит Людмила. – Очень долго нарабатывала собственную клиентуру, подбирала постоянных поставщиков. Это колоссальный труд! И только благодаря своим постоянным покупателям я сейчас выживаю. Случайных покупателей почти нет. Те, кто были со средним достатком, стали бедными. Чтобы купить вещь, они весь город обойдут, включая секонд-хенд. И я их понимаю. Бывает, покупатель придет, посмотрит, цену узнает – и только через месяц возвращается. Значит, думаю, не нашел подходящей и более дешевой альтернативы... Но у меня хоть постоянные клиенты есть, свои наработки, а многие предприниматели просто полностью разорились и ушли. Кто-то на Крытый пошел в надежде, что там будет легче торговать, а кто-то совсем ушел…

Не видно покупателей и в хозяйственных рядах.

– Вот за день выручила всего десять гривен, – жалуется Ольга, торгующая всякой мелочью типа ведер, ковриков, шторок для душа и пр. – И раньше бывали провальные месяцы, но чтобы так, как сейчас, не припомню…

Напротив – ряды с электротоварами. Уж лампочки-то с батарейками, наверное, продаются лучше. Куда мы без электроприборов! Но продавец печально вздыхает:

– В день гривен 200 наторговал. Это мизер! Несколько лет назад нас тут четверо продавцов было, едва товар успевали подносить. А сейчас я один от безделья маюсь. А ведь за эти два торговых места в месяц мне нужно заплатить больше двух тысяч гривен. Пока еще держусь, но как будет завтра… У нас с рынка уже процентов 70 предпринимателей ушло, если не больше…

Зато администрация рынка [ООО «Аверс»] смотрит в будущее с удивительным оптимизмом.

– В целом, – сказал «МИГу» директор ООО «Аверс» Александр Волощук, – нам удалось стабилизировать ситуацию. А это значит, что уже хорошо, если нормализовалось… Хотя нам всем, безусловно, нужна стабильность и хорошая законодательная база. А также чтобы местная власть проявляла больше инициативы и не увеличивала налоги на землю…

Что именно нормализовалось и в чем заключается стабильность, выяснить так и не удалось. Но с заключительными словами директора «Аверса» нельзя не согласиться. Особенно о местной власти, которой помимо сбора налогов следовало бы еще хоть что-то сделать для поддержки малого бизнеса.

Светлана ШКАРУПА

Фото Сергея ТОМКО


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Перепечатка материалов в сети только с прямой гиперссылкой на http://www.mig.com.ua

 


Прочитано 3301 раз

Последнее от Светлана Шкарупа



А вы что думаете?

Спасибо за Ваш комментарий, он будет опубликован после проверки модератором!




apple d

Свежий номер

Поиск

Система Orphus