Показать содержимое по тегу: армия

 

 

reklama-2018 745x93





Около пяти тысяч добровольцев под командованием полутысячи профессиональных офицеров способны в случае агрессии защитить каждый населенный пункт Литовской республики. Об этом "МИГ" узнал во время встречи с командующим Национальными добровольческими обороннымии силами Литовской армии полковником Артурасом Ясинскасом. Встреча состоялась в рамках проекта "Точное отображение Соглашения об ассоциации Украина-ЕС в украинских медиа"

Беспомощные метания литовцам не грозят

До сих пор покрываешься «гусиной кожей», вспоминая весну-осень 2014 года. Когда перед угрозой распространения сепаратистских «народных республик» патриоты чуть ли не через соцсети искали друг друга, наспех восстанавливали физическую форму и вспоминали навыки обращения с древним оружием. Когда власти судорожно сколачивали [если можно так выразиться] батальоны территориальной обороны. Когда бабушки передавали вязаные носки и последние гроши в помощь голым и босым сыночкам-защитникам. Когда волонтеры везли в регулярные части все, что можно – от питьевой воды, консервации, котлов и влажных салфеток до машин и тепловизоров.

Можно до бесконечности перечислять причины государственного «легкомыслия» в вопросах обороны. Главное – смогли остановить агрессора. И теперь украинский боевой и прочий опыт с почтением перенимают европейские коллеги. В этом «МИГ» убедился в Вильнюсе на встрече в рамках проекта «Точное отображение Соглашения об ассоциации Украина-ЕС в украинских медиа»* с командующим Национальных добровольных оборонных сил Литвы Артурасом Ясинскасом.

Но слушая рассказ полковника Ясинскаса об организации этой части Сухопутных войск Литовской республики, поневоле проникаешься белой завистью: в случае агрессии жителям городков и сел не придется беспомощно метаться в растерянности.

“Главное слово – добровольчество”

Национальные добровольческие оборонные силы Литвы стали преемниками патриотов, боровшихся за независимость в 1918-1920 годах, «лесных братьев» [сражались за свободу в 1941-1953] и защитников парламента от советских оккупантов в 1991 году. Собственно, 17 января 1991 года эта структура и была создана.  

“Наша служба подразумевает добровольное обязательство граждан служить на непостоянной основе – акцентирует полковник Артурас Ясинскас. – Врачи, учителя, инженеры в свободное время, чаще всего по субботам и воскресеньям приходят учиться военному делу и обороне края. Наша задача – подготовить их к вооруженной защите государства в случае агрессии. После вступления нашей страны в НАТО мы участвуем также в миротворческих операциях и международных учениях. Можем оказать помощь спасателям во время стихийных бедствий или катастроф”.

Преимущества службы в добровольческих силах – возможность овладеть новыми знаниями, испытать приключения, приобщиться к чести быть защитником своей земли, получить скидки в оплате за обучение и дополнительный доход, а при желании – перейти в профессиональную армию.

«Оборонительная сетка» без отрыва от производства

Сейчас в составе добровольческих сил 4700 человек, которыми руководят 500 профессиональных офицеров. Структурно это шесть территориальных батальонов, в каждом из которых по десять пехотных рот.

Если регулярные войска есть только в крупных городах, то роты добровольцев примерно по сто человек, расположенные в каждом муниципалитете, накрывают «оборонительной сеткой» всю Литву.  

Приходя на службу в добровольческие силы, человек подписывает контракт на четыре года. Статус военного приобретается только на время пребывания на службе, в течение которого доброволец получает зарплату в соответствии с армейским званием [месячная зарплата рядового 700 евро, офицера – 1500 евро], подчиняется уставу и дисциплине. В случае незначительных нарушений [например, превышение скорости] он может быть оштрафован командованием как унизивший воинскую честь. В более серьезных случаях ему грозит понижение звания или даже расторжение контракта.

Базовый курс подготовки длится три недели [обычно для этого используется тарифный отпуск или отпуск без содержания], а затем в течение каждого года нужно отслужить 30 дней. Но это не жесткая догма. Если в силу каких-то обстоятельств доброволец в этом году может быть на службе только 20 дней, то в следующем году может «наверстать» и отслужить 40.  

На базовом курсе добровольцы обучаются патрулированию, разведке, тактике, ориентированию, стрельбе, медицине и лидерству. Потом за три года овладевают всем, что необходимо для защиты края по определенной специализации. По окончании контракта доброволец может заключить новый, либо усовершенствуя свои умения в качестве, допустим, пулеметчика, либо, перейдя на другую специализацию, стать в конечном итоге универсальным солдатом.

«Мисс Литва» тоже бегала с гранотометом

“Основной возраст добровольцев – 18-25 лет, – говорит Артурас Ясинскас. – Сейчас мы фокусируемся на людях 35-45 лет. Одновременно, увидев на примере Украины, что держать оружие в руках хотят и люди старшего возраста, увеличили возрастной ценз с 55 лет до 60 лет. В прошлом году мы перезаключили контракты с некоторыми нашими ветеранами, которые служат с 1991 года. Недавно базовый трехнедельный курс прошел 54-летний учитель, который в выходные будет учиться военному делу, а на основной работе – передавать свои знания школьникам.

Пятая часть добровольческого состава – женщины, очень разные. В наших рядах есть «Мисс Литвы» и 53-летняя предпринимательница, у которой мечта всей жизни была служить в армии. Они не сидят на кухне, большинство бегают с гранатометом в лесу или поле”.

Добровольцы учатся действовать, как партизаны, малыми подразделениями в тылу противника, используя натовское относительно легкое оружие [с тяжелым не побегаешь, сразу засекут]. Однако работают также с «калашниковыми» и РПГ-7, чтобы знать противника.

В добровольческих силах есть также две специальные структуры – взвод спецназначения и рота некинетических операций. В последней собрали всех, кто учится воевать не с автоматом – айтишников, художников, собаководов [последних задействуют в поисково-спасательных операциях]. Кстати, в эту роту из пехотной перешла на второй срок службы «Мисс Литва» и теперь ведет на сцене концертные программы добровольческих сил, у которых есть свой знаменитый оркестр. Здесь служат также члены литовской группы «Биплан», которые играют с украинской группой ТаРута и регулярно ездят в нашу страну.

“Нам есть что посоветовать, вам – что показать”

С 2014 года число добровольцев в литовской армии увеличился на 500 человек. А с 2015 года, когда вновь был введен призыв, у молодых ребят есть выбор – либо девять месяцев срочной службы, либо идти в добровольческие силы. Впрочем, все три тысячи призывников 2015-2017 годов – тоже добровольцы. В общем, в Литве созданы все условия и возможности для граждан получить военное образование.

Национальные добровольческие оборонные силы Литвы активно сотрудничают с сухопутными войсками Украины по вопросам территориальной обороны. “Я был в Украине пять раз – в Киеве, Кропивницком и Мариуполе. Две наши группы по 16 человек работали с вашими взводами в Яворове. Мы накопили много знаний по натовской тактике, можем многое посоветовать. Мы также стараемся показать, какая система обороны края была бы эффективнее. Например, как привлечь украинских гражданских, которые не хотят идти в регулярные войска, но которые желают уметь защитить свою землю. Радует, что в учениях принимают участие мэры украинских городов, представители госадминистраций, общественных организаций. Нам же очень импонирует ваш опыт в АТО. Мы понимаем всю сложность и важность самоорганизации ваших добровольцев, которые остановили врага. А вашим волонтерам – просто слава и почет”, – подчеркнул полковник Артурас Ясинскас.

Анна Чуприна, фото автора

*Проект «Точное отображение Соглашения об ассоциации Украина-ЕС в украинских медиа» воплощается польским Фондом международной солидарности в сотрудничестве с укранскими ОО «Интерньюз-Украина» и «Товариство Лева». Проект реализуется за средства Агентства США по международному развитию [USAID], а также за средства Программы «Поддержка демократии», финансируемой по Программе польского сотрудничества во имя развития МИД Республики Польша.

Опубликовано в мировые

Понятие "информационная война" в последние два-три года входит в украинские СМИ, однако для большинства граждан все еще остается чем-то весьма далеким. Несмотря на приближающуюся к поголовной компьютерную грамотность и появление серьезных проектов InformNapalm, Bellingcat, StopFake, а также просветительских телепередач, украинцы и на четвертом году войны в массе склонны думать, что "захват Крыма без единого выстрела" и оккупация части Донбасса произошли из-за "зрады" киевского постмайданного руководства. Закрывая глаза на мощную промывку мозгов со стороны России, длившуюся десятилетиями. Причем не только в Украине.

Между тем наш печальный опыт заставил ближайших западных соседей значительно серьезнее, чем украинцев, отнестись к информационным угрозам, несмотря на "зонтик НАТО". В этом "МИГ" убедился, побывав в Вильнюсе на встрече с одним из руководителей Департамента Стратегической коммуникации Литовской Армии Томасом Чепонисом. Встреча состоялась в рамках проекта "Точное отображение Соглашения об ассоциации Украина-ЕС"*

Томас

РФ никак не может оставить в покое постсоветское пространство

Томас Чепонис рассказал, что молниеносное падение Крыма и оккупация Донбасса заставили литовцев проделать огромную аналитическую работу по оценке угроз от информационного воздействия и выработке мер противодействия. “80 процентов информации мы брали из открытых источников. В концепции российской внешней политики много говорится о постсоветском пространстве – никак они не могут о нас забыть. Это понятно: здесь им работать намного легче, чем в других странах – осталась вся их инфраструктура, много бывших коммунистов и так называемых соотечественников. Российская Федерация унаследовала опыт царской охранки и советского КГБ, с которым не рассталась, а усовершенствовала и влияет теперь, причем успешно, не только на нас, но и на "старый" Запад, и даже на Америку.

В последней военной доктрине РФ 2014 года четко сказано о необходимости перехода от традиционных полей боя [земля, море, воздух] в информсреду. В начале нынешнего года войска информационных операций Россией уже созданы”.

Война за умы – процесс постоянный

Информационная война намного эффективнее кинетической, так как не оставляет видимых материальных разрушений, следов насилия, и стоит намного дешевле. По словам Томаса Чепониса, обычные войны имеют две составляющих – боевые действия [применение танков, кораблей, самолетов, артиллерии, пехоты] и невоенные меры [энергетическое и экономическое давление, открывание-закрывание границ]. Они меняют друг друга, но рано или поздно заканчиваются. Но информационное противоборство – это долгий и непрекращающийся процесс: он начинается задолго перед войной, идет во время нее и после, когда создаются книги и фильмы, которые разъясняют, кто плохой, а кто хороший парень. Поскольку Россия только и делает, что воюет, начало и конец отдельных "разъяснительных бесед" становятся неразличимыми.

В отношении Украины Россия на внешней информарене применяет три главных посыла: такого государства никогда не существовало; украинский язык – чья-то глупая придумка; власть захватили "бандеровцы-фашисты, притесняющие русскоязычных, которых нужно освобождать". Счастливое же "возвращение в гавань" достойно воспевания.

Матрешки не так безобидны, как кажется

Украина не одинока в пристальном внимании северного соседа. По словам Томаса Чепониса, Россия очень активна в информационных атаках на историю Литвы, ее вооруженные силы, энергетический сектор и членство в НАТО. Последнее – вообще как красная тряпка для быка. Войска НАТО – в подаче российской пропаганды – те же фашисты, не поддающиеся перевоспитанию, а потому достойные уничтожения.

“В Литве Россия использует весь пакет инструментов: это и телевизионные каналы, много действий в соцсетях, почти во всех русскоязычных газетах видна пропаганда. Очень мощно используется культура – видеофильмы, кинофильмы, книги, концерты российских звезд, которые стали очень частыми. До недавнего времени во многих туристических местах можно было увидеть многочисленные сувениры с советской символикой – и это не мелочи. Россия таким образом давала знать, что Литва по-прежнему в сфере ее влияния. И даже матрешки – не такая безобидная вещь, как кажется. Пропаганда работают и через так называемые негосударственные организации, например, "Мир без нацизма", "Русский мир".

Все это для нас – серьезные вызовы. И мы стараемся, чтобы они разрешались не только нашим департаментом и активистами [в Литве российским "троллям", например, противостоят компьютерные "эльфы", раскрывающие фейки], но и правительством Литвы. Мы пытаемся привлечь внимание к возможным угрозам и структуры Евросоюза – делимся информацией и обмениваемся опытом. Там есть определенный круг специалистов, которые отслеживают сообщения и развенчивают ложь. Хотелось бы, чтобы наш круг становился шире, так как Россия вкладывает в информационные операции очень большие деньги”.

Контрмеры – следить и предвидеть

В борьбе с российской пропагандой Литва старается не только анализировать произошедшее, но и заглядывать в будущее. Для этого имеются несколько методов. Простейший – следить за датами [очередная, а тем более юбилейная годовщина октябрьской революции, 23 февраля, 8 марта, 9 мая и т.д.], к которым могут быть приурочены информатаки. Другой – изучение приемов, которые российская пропаганда применяет в Латвии, Эстонии, Германии, Франции, что позволяет упредить провокации.

Один из примеров такого "предвидения". В феврале 2017 года в Литву прибыли солдаты бундесвера в рамках размещения сил НАТО на восточной границе альянса. И тут же в адрес литовских парламентариев и членов правительства полетели анонимные письма, якобы немецкими военными изнасилована несовершеннолетняя воспитанница интерната. За год до этого похожая деза [об изнасиловании несовершеннолетней арабскими эмигрантами] вызвала волнения русскоязычных в Берлине. Зная об этой "методике", литовские правоохранители в считанные часы разоблачили небылицу, и никаких волнений не возникло.

Советский Союз один раз уже развалился

Корреспондента "МИГа" впечатлили способности литовских военных оборонять свое информпространство. Но неужели нет никакой возможности, фигурально выражаясь, дать агрессору по зубам, чтоб неповадно было? Или в демократическом мире сие невозможно?

“На стратегическом уровне наступательная война со стороны ЕС и НАТО не предполагается, – улыбнулся Томас Чепогнис. – Но бесконечно выдавать ложь за истину невозможно. У лгуна должна быть хорошая память, и все равно его поймают. Когда это случится неоднократно, возможен переход к положению, как во время холодной войны, когда Россия не могла активно влиять на мир за "железным занавесом" – ей просто никто не верил. Не хотелось бы, чтобы РФ довела себя до такого состояния, хотя она активно это делает, не только атакуя других, но и все большее закрывая собственное информпространство”.

Существуют и другие способы. В Германии, например, принят закон, если неправдивая информация, распространенная в соцсетях, не будет удалена в течение суток, то разместившее ее лицо оштрафуют на 53 миллиона долларов. И поверьте, найти его будет не так сложно, как кажется.

Создателей Фейсбука и других сетей вызывают в Сенат, вероятно, не для чаепития. “Они создали классные инструменты, но когда они стали орудием чужой пропаганды, этому противопоставят что-то весьма действенное. Конечно, это займет некоторое время. Но... Советский Союз один раз уже развалился...”

Анна Чуприна, фото автора

*Проект «Точное отображение Соглашения об ассоциации Украина-ЕС в украинских медиа» воплощается польским Фондом международной солидарности в сотрудничестве с укранскими ОО «Интерньюз-Украина» и «Товариство Лева». Проект реализуется за средства Агентства США по международному развитию [USAID], а также за средства Программы «Поддержка демократии», финансируемой по Программе польского сотрудничества во имя развития МИД Республики Польша.

 

Опубликовано в мировые

apple d

Свежий номер

Поиск

Система Orphus